Легкомысленные красотки Натальи Селезневой

Хоть и поговаривают, что секса в СССР не было, зато секс-симолов советском кино уж точно хватало.
Наталья Селезнева стала им в один день – после премьеры фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика».
Вот хорошая девочка Лида в замедленной съемке сбегает по ступенькам Политехнического института, размахивая сумочкой… Высокая, воздушая, в белом платье,юная и прекрасная. Вот она в троллейбусе подкрашивает губы. Бровки домиком, широко распахнутые, чуть удивленные глаза…Вот она легко и непошло делает доселе невиданное — сбрасывает с себя легкое белое платье, оставаясь в дико модном красном спортивном купальнике. Все! Один из первых секс-символов Советского Союза и предмет восхищения 70 млн зрителей был рожден.

«Ах, боярыня, красотою лепа, червлена губами, бровьми союзна…» — говорит Иван Грозный (Юрий Яковлев), глядя на легкомысленную жену Шурика Зину — в брючном костюме, шляпке и кокетливых кудрях. И снова популярность ее героине принес Леонид Гайдай — героиня Натальи Селезневой из кинокомедии «Иван Вастльевич меняет профессию» просто образец стиля 70-х.
Актриса Зиночка в каждой сцене появляется в новом наряде,непременно в красно-белой цветовой гамме. Белый брючный костюм в сочетании с красной шляпой и перчатками впечатлял элегантностью, красно-белое платье с широкими рукавами-колокольчиками (эта форма ы 70-е была очень популярна) вызывало восторг, а красно-белая морская полоска и брошь в виде букета цветов (тоже яркий признак моды той эпохи) в «съемочном» наряде Селезневой заставляла всю женскую половину зрителей завидовать модной актрисе! И неудивительно – костюмы были пошиты тогда еще молодым, но уже достаточно известным модельером Вячеславом Зайцевым.

Еще одна веха в жизни актрисы Натальи Селезневой – первый советский ситком, телевизионный проект «Кабачок «13 стульев»», в нем в роли пани Катарины она задержалась на несколько лет. Ее героиню безумно любили не только советские мужчины, но и советские женщины, они повторяли ее прическу, макияж и в особенности манеру одеваться. Это был глоток свежего воздуха с Запада. Советские женщины одевались, по остроумному высказыванию того же Вячеслава Зайцева, в серые саркофаги, а дамы «Кабачка…» демонстрировали экстравагантные наряды, дерзкие прически, яркий, непривычный макияж.
Персонаж Селезневой — жизнерадостная пани Катарина — была первой модницей кабачка, и наряды, в которых она появлялась на экране, горячо обсуждались всей женской половиной Советского Союза. Восхищенный зритель, конечно, не подозревал, каких нервов стоил актрисе каждый новый образ. Однажды Селезнева надела ультракороткую юбку мини, как у Твигги (ее привезла из Парижа подруга актрисы). И вот из-за непривычного советскому глазу наряда – за слишком откровенный костюм — она лишилась гонорара за серию.

Легкомысленные красотки Натальи Селезневой остались в советском киноматографическом прошлом, а вот образы ее героинь навсегда останутся эталонами моды, стиля и элегантности 70-х гг.